Интерлюдия 1

Интерлюдия

Часть 1. Первый шаг

Путь в тысячу «ли» начинается с одного шага. Не знаю, кому конкретно из китайских философов принадлежит авторство этой мудрости, но он определенно знал, о чем говорил. Именно от того, в какую сторону ты сделаешь этот первый шаг, и зависит все дальнейшее путешествие. К сожалению, в моем случае это звучит не слишком оптимистично, поскольку мой путь тоже начался с одного шага – шага в бездну.

Запись в дневнике Алекса Селина.

Интерлюдия 1

Школьная спортивная площадка, Кунцево.

- Ты смотри что творят, спортсмены, что б их… - прошипел Крыс.

Он и еще трое мужчин сидели в машине и следили за спортивной площадкой, расположенной во дворе ничем не примечательной городской школы. Дорогие костюмы и шикарная тачка сильно контрастировали с не отягощенными интеллектом и образованием откровенно уголовными лицами. С другой стороны, удивить этим контрастом кого-либо в двадцать первом веке было практически невозможно – подобные физиономии мелькали на телевидении каждый день, все больше в политических репортажах и новостях. Но если тех, из телевизора, можно было бы отнести к криминальной элите столицы – бандитам с прочной «крышей» в правительстве, то данные индивиды принадлежали к вполне конкретной категории так называемых «мочил», занимающихся силовым решением различных задач.

- Школота, - поморщился сидящий за рулем лысый мужчина с «по-борцовски» кривыми ушами.

- Эта школота выбила всех «толкачей» из школы и со всего района. А когда наши устроили стрелку, то эти детишки пришли и разделали всех подчистую. Переломали ноги каждому. КАЖДОМУ! – напомнил худющий как палка мужчина, имеющий отлично соответствующую ему кликуху - Крыс.

- Да ты успоко-ойся, - протянул третий мужчина – жилистый здоровяк, с покрытой татуировками шеей. – Разберемся с ними как надо. Мы им не только ноги, но и руки переломаем, чтоб неповадно было.

- Перестрелять бы их всех, - пробормотал Крыс. – И никаких проблем…

- Ты че? – резко повернулся к нему лысый. – За кого нас держишь? Это западло – школьников стрелять, как шпана какая. Разберемся по понятиям так, что мало не покажется никому. Устроим показательную экзекуцию…

- Че устроим? – переспросил Крыс.

- Казним их, говорю. По одному. Дождемся, когда закончится вечерняя тренировка, выберем одного и расправимся – переломаем каждую косточку. На следующий день - другого. Пусть они боятся, ожидая своей очереди.

- Мне это нравится! – рыкнул татуированный.

Четвертый мужчина никак не отреагировал на разговор товарищей, увлеченно следя за подростками. Не каждый же день выпадает возможность бесплатно полюбоваться настоящим цирковым представлением…

***

Ученики школы боевых искусств «Черной Обезьяны» тренировались здесь каждый вечер. Школьная площадка как нельзя лучше подходила для занятий благодаря множеству стальных конструкций – турников, брусьев, шведских стенок и «рукоходов». Прыгая по ним и совершая всевозможные гимнастические упражнения, ребята тренировали ловкость и силу, да и просто развлекались, играя во всевозможные игры. Местечко здесь было удобное: не только освещенное, но и неплохо скрытое от излишне любопытных взглядов двумя корпусами школы. Четверо ребят и две девушки показывали чудеса ловкости и силы, совершая невероятные перелеты и застывая в статических стойках в самые неожиданные моменты. Особенностью школы Обезьяны являлась нечеловеческая гибкость и умения, которым могли бы позавидовать лучшие мировые циркачи и акробаты. В то же время, их возможности не позволяли продвинуться на высокую ступень Рейтинга клубов боевых искусств, поскольку даже самый ловкий в мире человек не может противостоять мистическим техникам по-настоящему сильных бойцов. Увы, специфика обучения «обезьян» не предполагала силовых решений, предпочитая обман и скрытное воздействие. Поэтому они не стремились к высоким результатам в поединках и практически не участвовали в боях Рейтинга, оставаясь на своем заслуженном сто восьмидесятом месте. Основные усилия они тратили на тренировки и поддержание порядка на своей территории. Так повелось, что все участники Рейтинга брали под контроль прилегающие к клубу территории, следя за порядком и охраняя жителей от местных криминальных элементов. Обосновавшись в этом районе, ученики школы «Черной Обезьяны» первым делом разогнали из района всех продавцов наркотиков, так называемых «толкачей», прочно обосновавшихся как в местной общеобразовательной школе, так и во многих дворах. И вполне естественно, что местные криминальные авторитеты решили жестко отреагировать на откровенную угрозу их власти.

Совершив очередной кульбит, самый старший из «обезьян», выглядевший на все двадцать пять лет против семнадцати-восемнадцати остальных ребят, не слишком удачно приземлился, подвернул ногу и распластался на земле.

- Да ладно, Кир! – тут же раздался насмешливый голос одного из парней. – Наш великий мастер упал? Не верю.

Вопреки стереотипу китайских фильмов, далеко не все представители школ боевых искусств, практикующих стили обезьяны, выглядели как оголодалые скрюченные дистрофики. Да, парни не были качками, но стоило им снять футболку, как становилось понятно, что все их тело переплетено тугими жгутами мышц. А уж упавший на землю парень и вовсе смотрелся эдаким рельефным, чем-то смахивающим на смуглого испанца, красавчиком, сошедшим с обложки спортивного журнала, причем в его поджаром теле не было ни грамма лишнего веса.

- Тихо ты, дурень, - шикнул на него здоровяк Кир. – Вы не чувствуете, что за нами вот уже полчаса следят?

- Где?! – тут же завертели головами девушки.

- А ну всем смотреть на меня! – рявкнул Кир. – Не тупите. Они не станут нападать на нас, когда мы вместе, а попытаются отловить поодиночке.

Ребята обступили товарища, делая вид, будто с ним действительно что-то случилось.

- Это те, кто стоял за торговцами наркотой?

- Ну, а кто же еще.

- Так пойдем и разберемся с ними! – храбро предложила худенькая рыжая девушка.

Предводитель «обезьян» криво усмехнулся.

- Ксюха, и когда ты успела стать такой кровожадной?

Девушка сжала губы в тонкую линию.

- После того, как мой старший брат подсел на кокос, - зло ответила она.

- Спокойно. Вы ничего не будете делать. Сейчас я сделаю вид, что получил травму и похромаю домой. Разумеется, они последуют за мной и попытаются учинить расправу, но я им устрою веселую жизнь.

- Я тоже хочу! – тут же вмешался один из трех парней.

Остальные ребята смотрелись не так внушительно, как Кир, но фору могли дать многим профессиональным спортсменам.

- И я!

- Спокойно, - охладил их пыл Кир. – Вам еще представится возможность продемонстрировать свои способности. Но не сейчас.

- А можно нам хотя бы посмотреть? – радостно спросила брюнеточка.

- Ни в коем случае, - твердо сказал Кир. – Я разберусь с ними и вернусь минут через двадцать. Ждите здесь, если вдруг возникнут проблемы с законом, то вы подтвердите мое алиби.

Закончив инструктировать друзей, Кир неторопливо похромал в сторону метро, будто бы случайно пройдя мимо машины с засевшими в ней уголовниками. А стоило парню скрыться за поворотом, как джип тут же, не включая фар, последовал за ним.

Тем временем тренирующиеся на площадке ребята продолжили развлечения, периодически поглядывая в направлении ухода товарища. Увы, но без Кира задор друзей быстро иссяк, и от отработки сложных элементов они перешли к вялой растяжке и закачке.

- Как думаете, долго Кир там будет развлекаться? – спросила друзей темноволосая девушка с задорно торчащими хвостиками.

- Да ему пары минут хватит, чтобы этих бугаев завалить, - фыркнула вторая, рыженькая.

Парни молча продолжали тренироваться, не желая участвовать в болтовне подружек. К тому же, две девушки так давно и безуспешно делили между собой старшего ученика Клуба, что все и внимание на это перестали обращать. Причем сам красавчик Кир старательно делал вид, будто его возня девушек никак не касается и, как порой казалось его друзьям, вообще предпочитал менее классические взаимоотношения. Хотя, спросить Кира об ориентации открыто никто бы не рискнул, все-таки лучший ученик Клуба – это не тот человек, которого стоит злить пикантными вопросами.

- Девочки, лучше бы потянулись как следует, - хмуро сказал им один из ребят. – А то так и будете как деревяшки.

- Это кто тут деревяшка? – тут же вскочила рыжая, и демонстративно закинула ногу себе за голову. – Да ты пешком под стол ходил, когда я в балетной школе «а ля сконд»[1] по полчаса держала!

- Ты такая старая? – притворно удивился «обезьяна», и поспешил ретироваться за спину товарища. – Спокойно! Шутка.

Ксюша погрозила парню кулаком.

- За такие шутки…

- Слышите?! – перебила ее подруга. – Милиция едет!

- Это скорая, - поправил ее Толик. – Ты что, сирену отличать не умеешь что ли? И чему вас в вашей музыкалке учат… О, а вот это уже милиция!

Друзья быстро прикинули направление движения машин.

- Или я ошибаюсь, или это работа Кирика, - предположил один из парней. - Пойдем, посмотрим?

- Не пойдем, - фыркнула Оксана. – Побежим!

Ребята быстро собрали вещи и рванули на звуки сирен. Миновав пару темных двориков, «обезьяны» вышли на ярко-освещенную главную улицу и застыли в оцепенении.

- О, Боже, - выдохнула брюнетка, прикрыв рот рукой.

Пожалуй, ребята были готовы к чему угодно, кроме открывшегося их глазам зрелища. Небольшая, огороженная полуметровым декоративным заборчиком полянка напротив магазинчика напоминала самое настоящее поле боя: трое мужчин весьма крупного телосложения лежали на земле в отвратительно неестественных позах, словно кто-то ради любопытства переломал им все конечности, а чуть в стороне от них…

- Кирик, - потухшим голосом произнесла Оксана.

Вокруг уже успела собраться приличная толпа зевак. Милиция пыталась огородить территорию и хоть как-то отогнать любопытствующих, но получалось у них это из рук вон плохо. Некоторые, особо бесцеремонные люди, даже фотографировали убитых на сотовые телефоны, чтобы позже выложить всю эту мерзость в социальные сети. Но наибольший интерес и ужас вызвали вовсе не лежащие на земле мужчины, а молодой парень, буквально вбитый в кирпичную стену на уровне нескольких метров над землей. Стена дома потрескалась, будто по ней ударили не человеческим телом, а чем-то значительно более прочным. Только присмотревшись, друзья поняли, что Кирилл был не просто впечатан в стену, а нанизан на держатель для флагов, и именно поэтому не падал вниз.

- Как? – пораженно спросил Толик, не обращаясь ни к кому конкретно. – Кто и как его туда зашвырнул? Прямо на центральной улице, на глазах у стольких людей…

- Наверняка кто-то из Рейтинга, - сжав кулаки, сказал другой парень. – Но так нагло действовать на нашей территории. Это же неслыханно!

- Кошмар, - всхлипнула брюнетка. – Я не могу на это смотреть… Когда они его снимут? Зачем так с ним?

Снять убитого парня оказалось не так-то просто, милиции пришлось ожидать, пока приедут специалисты и принесут лестницы.

- Эй, один из этих уродов выжил! – вдруг заметил Толик.  

И действительно, к скорой помощи на носилках повезли еще одного человека, очевидно, являвшегося свидетелем, а возможно, и участником бойни. Худой мужчина, внешне чем-то неуловимо напоминающий крысу выглядел не сильно пострадавшим, но только на первый взгляд. В глазах бедняги плескалось безумие. Он постоянно что-то бормотал себе под нос, и Толик, прорвавшись сквозь толпу, смог услышать постоянно повторяющуюся фразу:

- Красный дракон, красный дракон…


[1] À la seconde – поза классического танца, в которой нога поднимается в сторону на угол 90 градусов и выше (в идеале, значительно выше, а то и на все 180 градусов) и задерживается в таком положении на максимально возможное время.